Любой рассказ о парусниках — это погружение в тонкую эстетику парусов и флотской романтики. Даже в наше время, когда, казалось, торжество машин и компьютеризации неоспоримо, находятся сохранившееся творения человеческих рук, несущие в себе то самое настроение, о котором знали Лазарев Михаил Петрович, пират Фрэнсис Дрейк — фаворит Елизаветы I, и другие путешественники известные нам из школьной географии.
Группа барка «Седов» ВКонтакте

Сегодня парусники — это прежде всего учебные суда. Почему? Во-первых, их обслуживание не такое дорогое. Во-вторых, работа с парусами повышает сноровку матросов и будущих офицеров и человек, прошедший несколько тысяч миль «под парусами», уж точно не потеряется на другом корабле. А в-третьих, едва ли существует более надежный способ влюбить человека в море, чем рейс на паруснике. Чувства и эмоции, родившиеся на палубе гордого наследника парусных флотов, уже ничем не удастся вытеснить. Барк Седов — отличное тому подтверждение.

«Винджаммеры» — выжиматели ветра, если переводить дословно, характерны своей конструкцией. Кораблестроители начали активно использовать сталь и железо — для корпуса и мачт, площадь парусов была совершенно фантастической, учитывая небольшие экипажи. Если чайные клипера (тот же легендарный Катти Сарк или его извечный соперник Фермопилы), идейные предшественники “виджаммеров”, имели грузоподъемность на уровне 600 тонн, то новые стальные красавцы могли взять на борт 3000 тонн, а то и больше! Поначалу этот тип судов строили в Великобритании, но к XX веку Германия уверенно вышла в лидеры и подарила миру множество великолепных судов.

14 февраля 1921 года на верфи в немецком городе Киль сошло на воду крупное парусное судно — «Магдалена Виннен ІІ», названное в честь дочери владельца компании Фридриха Виненна. Будущий парусник Седов эксплуатировался на дальних маршрутах — преимущественно южно-американской и австралийской линиях.

Но в 1930-х грянул экономический кризис и компания «Виннен» была вынуждена продать судно компании «Северо-немецкий Ллойд» в 1936 году. Кроме новых владельцев, парусник получил и новое название «Коммодор Йонсен», в честь легендарного капитана «Ллойда» и прошел модернизацию — ют соединили со средней надстройкой, оборудовали кубрик и вспомогательные помещения для 60-70 курсантов. Теперь кроме торговых функций, «Коммодор Йонсен» выполнял и роль учебного судна. Интересно, что парусная подготовка так сильно ценилась, что курсанты сами оплачивали право осваивать науку мореходства на паруснике. До самого начала Второй Мировой будущий Седов ходил в рейсы, но с началом активных боевых действий компания-владелец была вынуждена прекратить эту практику и судно почти всю войну простояло в порту. После поражения нацистской германии в соответствии с решением Потсдамской конференции страны-победители начали получать репарации. Советскому Союзу достались два крупных «виджаммера» — «Падуя» и «Коммодор Йенсен» ставшие «Крузенштерном» и «Седовым» соответственно.

В январе 1946 года на Седове впервые подняли советский флаг и передали судно Военно-Морскому флоту. Будущий капитан парусника Крузенштерн, И.Г. Шнейдер, вспоминал о передаче судов так: «Вид у некогда гордых винджаммеров был крайне запущенный, траурный. Привели их сюда из Вильгельмсхафена на буксире. Для прохода под мостами Кильского канала стеньги пришлось снять. Верхние реи были кое-как уложены на палубе, нижние – плохо обрасоплены малочисленной военной командой, которая на этих судах под парусами не ходила».

Барк Седов получил свое название в том же 1946 году, но использовать его для подготовки курсантов сразу не смогли — в Балтийском море было полно мин, траление до сих пор проводилось не очень масштабно. Война преследовала моряков и после ее окончания. Выпускать барк с командой неопытных курсантов на борту в столь опасное плавание никто не решился. Только в 1952 году, через 6 лет, судно вышло в море и начало полноправную службу в рядах ВМФ СССР.

Парусник Седов занес себе в актив еще и исследовательскую работу. В 1957 году, в связи с проведением Международного геофизического года, он получил статус океанографического судна. Причем этот винджаммер был одним из самых крупных судов экспедиции! Особенности конструкции — отсутствия вибраций корпуса и большое водоизмещение, позволяли устанавливать на барк Седов нужную аппаратуру и эффективно проводить исследования в открытом океане. И следует особенно отметить, что изначально построенный как судно коммерческое, этот великолепный парусник ни разу не почувствовал себя «не в своей тарелке» во время экспедиций. Так, полученные ним данные и в настоящее время используются для составления прогноза ветровых волн в различных районах Мирового океана. Материалы наблюдений, полученные экспедициями на Седове, позволили выявить существенные черты теплового режима Атлантического океана. А главное — все это время на паруснике находились курсанты! Конечно, такие походы в немалой степени поспособствовали становлению в СССР высококлассной школы моряков-парусников.

Позже, в 1966 году, парусник Седов был передан Министерству рыбного хозяйства и в качестве учебного судна для курсантов учебных заведений профильного министерства. Десять лет после этого верой и правдой служил барк стране, гордо неся красный флаг и даря любовь к морю новым поколениям моряков. Но вскоре встал вопрос о ремонте. Звучали голоса как в защиту судна, так и против. Мол, 50 лет уже Седову, стоит ли его восстанавливать?

К счастью, средства были выделены. Но ремонт был очень масштабным — от старой «Магдалены» остался, фактически только корпус. Ну и дух тех самых «винджаммеров». После почти шестилетнего ремонта, в 1981 году гордый «винджаммер» вновь вышел в море. И как вышел! В октябре того же года парусник отправился в плаванье вокруг Европы. Это была отнюдь не легкая прогулка — на обратном пути из Севастополя Седов попал в сильный шторм. Сильнейший ветер (до 35 м/с) и огромные волны бросали легкий барк на волнах — крен иногда достигал 25 градусов! Но подобное испытание только лишний раз доказало, что конструкция судна гениальна, а молодые моряки с честью усвоили урок мореходства под парусами.

Знали парусник Седов иностранные порты — в том же 1981 году «винджаммер» участвовал в торжествах в честь 300-летия со дня рождения Витуса Беринга. А в 1983 году советский барк посещал Бремерхафен, где на борт поднимались немецкие моряки, ходившие под его парусами. С 1981 и до 1991 года Седов был учебным парусником в Риге, а после распада СССР его перевели в Мурманск, приписав к Мурманскому государственному техническому университету (МГТУ).

С 1986 года барк Седов участвует в разных регатах, выставках и соревнованиях. И здесь есть чем похвастаться — в регате The Cutty Sark Tall Ships’ Races парусник занимал первое место целых два раза в 1991 и в 1995 годах. А ведь это малая часть! Команда Седова участвовала в Регате Колумба 1992 года, SCF Black Sea Tall Ships Regatta 2014, Operation Gdynia Sails, и Hansa Sails и многих других соревнованиях и фестивалях. Из года в год тысячи посетителей поднимаются по трапу почти столетнего барка на разных фестивалях и во время очередной стоянки в порту.

В 2012-2013 гг. Седов совершил кругосветное путешествие, тем самым доказав, что школа истинных моряков в России жива и развивается, как это и положено с такой великой историей. Это было настоящее испытание, но под стать истории барка и его характеру. Безусловно, парусник Седов — истинное сокровище современного парусного флота и стоит надеяться, что это великолепное судно отпразднует сто лет со дня своего рождения.

Четырехмачтовый барк Седов — второй по величине парусный корабль в мире, первое занимает Royal Clipper, туристический парусник, построенный в 2000 году.

  • Водоизмещение — 7320 т
  • Длина — 117,5 м
  • Ширина -14 м
  • Команда — 54 человека + 146 курсантов
  • Общая площадь парусов — 4192 кв. м
  • Высота — 58 м
  • Двигатель — 2800 л.с.
  • Скорость — 10 узлов от двигателя, до 18 узлов на всех парусах
  • Максимальная осадка — 7,52 м
  • Высота борта — 8,5 м

Яхты и парусники.

2 Responses to Барк Седов

  • Nic

    Был на нем еще в Риге, в 1990 году. 2 месяца по Балтике ходили…

  • Nic

    Белый цвет ему лучше идет….