Балтийский флот. Венец петровского искусства

Война на Балтике

Безусловно, Азовский флот нельзя назвать бесполезным. Было отработано много конструкторских  и административных решений, проведены успешные боевые операции. Но имя Петра Великого всегда связывали прежде всего с Балтийским флотом. Здесь в суровых условиях закалялись характеры русских флотоводцев, а матросы-балтийцы во все времена были примером мужества для всей армии государства. Именно Балтфлот на протяжении десятилетий стоял на страже северной столицы России. Для Петра Балтика была особенно дорога, как место рождения и становления морского щита Российского государства.

Северная война стала для России важнейшим этапом становления — политического, военного, дипломатического. Именно после победы на Балтике, царь Петр I смог с полным правом провозгласить Россию империей. Ввиду длительности кампании (1700 — 1721 гг.) едва ли возможно подробное изложение одних только морских сражений — подобный объем подойдет скорее для монографии. Поэтому ниже будет рассмотрена одна интересная операция, спланированная и воплощенная в жизнь Петром Великим.

В начале 18 века парусные корабли явно захватывали лидерство, парусные линкоры были показателем мощи флота, постоянно возникали новые конструктивные решения. Тем удивительнее выглядит решение Петра о постройке большого количества гребных судов наряду с так востребованными линкорами и фрегатами. На самом деле, массовая постройка галер и скампавей может показаться шагом назад в кораблестроении только при очень поверхностном взгляде. Петр всегда отличался умением мыслить оригинально, не шаблонно. И он понимал, что для действий в шхерах [архипелаг из мелких скалистых островов] для корабля очень важна маневренность и удобство в управлении. Конечно, для генеральных сражений нельзя было обойтись без хотя бы нескольких 42-пушечных (как минимум!) кораблей. Но война — это не просто стычка главных сил «лоб в лоб». Это сложнейший комплекс действий, направленных на достижение цели. И галерный флот прекрасно вписывался в планы Петра.

После Полтавской битвы 1709 года, где шведы потерпели разгромное поражение, Петр I предпринимает активные наступательные действия на Балтике. Шведов надо было «дожимать», а без флота это невозможно. Активное строительство верфей на Балтике началось ещё в 1701-1704 гг. — Олонецкая, Лужская, верфь в Селицком Ряде, Адмиралтейская верфь. Все они сразу же после постройки были загружены заказами. Итогом этого стала постройка 646 кораблей (парусных и гребных) для Балтийского флота в период 1701 — 1725 гг. Интересно, что за границей было заказано только 35 из них — 5% от общего числа. Какой успех для страны, которая только 30 лет назад построила свой первый полноценный парусный военный корабль! Не угасающее увлечение царя кораблями дало России право называться империей — Флот Петра за время его жизни претерпел колоссальных изменений.

Вот интересная оценка русского флота на Балтике, данная в 1708 году английским послом Витвортом: 12 линейных кораблей (372 орудия и 1540 человек экипажа), 8 галер (64 орудия и 4 тысячи человек экипажа), 6 брандеров и 2 бомбардирских корабля, более мелких боевых кораблей, судов снабжения, транспортников, воспомогательных кораблей – около 305.

Ниже подана таблица со средними характеристики для разных типов парусных кораблей, строившихся в то время для российского флота:

Таблица основных тактико-технических элементов российских кораблей 1701 — 1725 гг.

Длина Ширина Осадка Водоизмещение Вооружение Экипаж
Линейные корабли 40-50 м. 12-14 м. 4.5-5 м. 1000-2000 т. 54-100 орудий 350-500 человек
Фрегаты 35 м. 10 м. 3.5 м 500-700 т. 30-32 орудия 200-250 человек
Шнявы (малые фрегаты) 20-22 м. 5.5 м. 2 м. 150 т. 4-18 орудий 60-90 человек

Гребные суда составляли солидную часть флота. Строились галеры (длина — 35—40 м, ширина — 5—6,7 м, осадка — 2,7 м, экипаж — 400 человек, 3-5 пушек и фальконеты, 28-32 пары весел), которые были конструктивно переработанными под специфику Балтики венецианскими средиземноморскими галерами. Скампавеи обычно были еще меньше и использовались (как и галеры, впрочем) в качестве транспортных судов и для абордажа вражеских кораблей. Интересно, что в период с 1710 по 1714 год было построено 238 кораблей, из них гребных — 177! Но как Петр их применял? Мы рассмотрим это на примере Выборгской операции.

Выборгская операция (взятие Выборга) 1710 г.

Взятие Выборга было просто необходимым — эта сильная приморская крепость запирала проход в Финляндию. Имея 151 орудие и 4 тыс. человек гарнизона, крепость успешно выдержала осаду 1706 года, которая потерпела неудачу — русские отступили. Осаждающие отчаянно нуждались в помощи флота и тяжелой осадной артиллерии — у них не было ни того ни другого. Во второй раз Петр подошел к планированию операции с особым старанием.

16 марта 1710 года генерал-адмирал Апраксин с 13-тысячным осадным корпусом вышел из острова Котлин и после тяжелого 6-дневного перехода по льду приступил к осаде Выборга. Из-за того, что войска были налегке — минимум провианта, только 28 (по другим данным — лишь 15) легких пушек, осада не была эффективной. Апраксин мог сдерживать шведов, но не более. Поэтому Петр 30 апреля начал выдвигать флот к Выборгу. В составе эскадры было 9 фрегатов, 8 шняв и около 250 гребных транспортных судов, на которых доставляли тяжелые осадные орудия, провиант и ещё 5 тыс. солдат. Сложность перехода была в том, что лед все еще не сошел — в пути флот потерял несколько транспортников, но груз большей частью успели спасти. «Такой великий был на море лед, что едва те шнявы спаслись, и господин контр-адмирал (Петр I) со своей шнявою с великою нуждою дошел до урочища Куроми в 6 милях от Березовых островов». Для того, чтобы пробивать дорогу во льдах, русские моряки использовали пушки. Правда в несколько непривычной форме: они привязывали пушку к канату и сбрасывали на лед, раскалывая его.

Уже 8 мая флот вошел в Выборгский залив. Фрегаты под командованием вице-амирала Крюйса остались у Березовых островов (около 50 км от Тронгзунда). Галеры и транспортники прошли через Тронгзунд (современный Высоцк, на карте — восток острова Урансари). Чтобы обмануть шведов, Петр приказал инсценировать бой галер с русскими береговыми батареями. Уловка удалась блестяще — первое время шведы думали, что к ним прорвался их собственный флот.

Транспортники, выгрузив войска, артиллерию и продовольствие ушли в Кроншлот. Галеры остались у Выборга для помощи в осаде. Решив обезопасить тыл, царь приказал затопить у Кроншлота несколько транспортников. Началась полномасштабная осада. Петр, наученный горьким опытом неудачных осад Азова и Выборга в этот раз дал Апраксину такую инструкцию:

«Штурм подлежит быть с выше именованных двух сторон, также с моря галерами и иными судами, для лучшей диверсии неприятелю и конечно одному надлежит быть в день, а не ночью, в чем уже давно отведано, что ночные штурмы не удаются раде многих причин, которые здесь описывать оставляю».

Именно с морского направления были сосредоточены основные силы — артиллерия и пехота, которым активно помогала корабельная артиллерия. 16 мая в Выборгский залив вошла шведская эскадра вице-амирала Ватранга в составе 8 линейных кораблей, 6 фрегатов и 6 мелких судов. Однако увидев, что транспортники русских уже ушли, а галеры вполне способны дать бой, да ещё и при поддержке береговых батарей, Ватранг ушел, так и не сумев помочь осажденным. Штурмы становились все ожесточеннее и в конце концов 13 июня 1710 года гарнизон Выборга капитулировал.

Выборгская операция стала прекрасным доказательством даже не военного, но административного таланта Петра I. Гребной флот, на который так уповал государь с честью выполнил свое задание — доставив необходимый груз, галеры и скампавеи сумели существенно помочь в осаде крепости. Именно сосредоточение русских кораблей у крепости не позволило шведскому флоту сорвать осаду. Кроме того, очевидным был прогресс кадров русского флота — тяжелейший переход во льдах эскадра совершила с минимальными потерями и в максимально короткие сроки. Мастерство, достойное уважения!

«Полтава»

Первый русский линкор на Балтике — линейный корабль Полтава. Заложен в 1709 году на Санкт-Петергбурской верфи, незадолго до спуска на воду переведен в Кроншлот, где корабль вооружили и окончили мелкие работы. 15 июня 1712 года корабль был спущен на воду. Это был полноценный, хорошо скомпонованный линкор: водоизмещение порядка 1000 тонн, длина 40 метров, ширина 11 метров. Вооружение состояло из 54 орудий, экипаж составлял 360 человек. Сам Петр любил этот корабль и какое-то время «Полтава» ходила под флагом контр-адмирала Петра Михайлова. Линкор активно участвовал в крейсерских операциях, высадке десанта на остров Готланд. В 1717 году во время погони за шведским капером, «Полтава» села на мель, из-за чего была отправлена на длительный ремонт в Санкт-Петергбург и подверглась тимберовке [капитальный ремонт, при котором на судне заменяют не менее половины принципиальных частей корпуса]. В 1721 году корабль вышел в море, но вскоре опять был отправлен в Кронштадт — во время бури сломались грот- и фок-мачта. После второго ремонта опять активно использовался, пока в 1725 не был переведен в резерв, а в 1732 разобран.

Интересно, что за три дня до спуска на воду «Полтавы» был издан указ, который фактически подчинял 24 тыс. крестьянских дворов Санкт-Петергбургской верфи. И это притом, что Апраксин требовал 30 тыс.! В следующем году все управление флотом было передано из Московского приказа в Петербург, ставший столицей государства.

«Ингерманланд»

Корабль, построенный по чертежам самого Петра. Ингерманланд — один из лучших линкоров Балтийского флота в истории. Заложен в 1712 году, спущен на воду в 1715 году. Водоизмещение порядка 1800 тонн, длина 46 метров, ширина 12,5 метров, осадка 5,6 метров. Вооружение — 64 орудия, экипаж — 470 человек. Петр так характеризовал линкор:

«Ингерманланд» на парусах зело изрядный, так что лучше его нет, и только не отстают от него братья его; а приемыши все назади…».

В 1716 году именно этот корабль был флагманом объединенной англо-голландско-датско-русской эскадрой, в которой насчитывалось 70 вымпелов. Определенно, такой чести заслуживал только действительно стоящий корабль. «Ингерманланд» активно участвовал в боях со шведами и прикрывал русские корабли у Гангута. К сожалению, погиб корабль абсолютно не подобающе. Несмотря на завет Петра потомкам «Хранить для памяти», об этом никто не позаботился. С 1725 года «Ингерманланд» в море не выходил и просто стоял у причала. В 1738 году из-за прогнившего корпуса сел на мель в Кронштадской гавани, а в следующем году разобран на дрова.

Царствие Петра Великого — это особенная веха в истории России. Молодой царь сумел вывести свое государство в лидеры Европы и превратить непонятное для иностранцев Московское царство в Российскую империю. Конечно, преобразования политические, военные, экономические очень важны. Именно они определили облик страны на многие столетия вперед. Но личность Петра не менее важна и не менее интересна. Только изучив характер смелого реформатора, увидев его не только на престоле, а и в повседневной жизни, можно понять насколько невероятными были эти реформы. Правителей-флотоводцев было множество, но едва ли найдется в мировой истории царедворец, умевший не только управлять кораблем, но и построить его. Истинная фанатичность и преданность делу — вот главные черты Петра. И главные его заслуги.

Корабли и парусные яхты.